МЧС: крымские санатории и гостиницы готовы к туристскому сезону

Алишер Усманов подтвердил статус богатейшего предпринимателя России



В США длится борьба меж сторонниками и противниками «открытого офиса»

Слово «кубикл» (cubicle) стало в британском языке одним из самых элементарное раздражителей. Не много что сравнится с ним в возможности одномоментно вызвать сильнейшие отрицательные эмоции. «На данной нам Земле нам отведено не настолько не мало времени, - говорит герой культового смутьян “Офисное место” (1999 г.), житель кубикла. - Мы были сделаны не для того, чтоб проводить время так».

Изобретателем кубикла был Роберт Пропст, выдающийся дизайнер, в 1960-х работавший на мебельную компанию Herman Miller. Презервативам, с которыми боролся Пропст, по большей части представляли собой открытое место. Пример можно осно(вы)вался в телесериале «Безумцы»: тесновато расположенные неправильностью прямые ряды столов, за которыми служащие посиживали с 9 до 17 часов, традиционно рядом с коридором - вереницей закрытых дверей кабинетов начальства.

В 1960-х распространение получила адоптация открытая схема - завезенная из Германии новенькая концепция под заглавием Burolandschaft («офисный ландшафт»). Она подразумевала компанию полезного хаоса: столы на широком пространстве группировались в стайки, там и сям расставлялись высочайшие папоротники и звуковые экраны, отдельных кабинетов не предполагалось. Этот новейший дизайн, призванный сгладить иерархические различия и упростить коммуникацию, чрезвычайно приглянулся конструкторам, планировщикам и дизайнерам. Скоро он распространился по всей Европе, а позже, опосля его реализации в штаб-квартире DuPont, и в США.

Чем он был плох? Люди его терпеть не могли. Открытое офисное место - это постоянно шум, город тюльпанов акустический, да и разведка. Работники, привыкшие к маленьким кабинетам, в таковых критериях не могут сконцентрироваться из-за неизменного звучания голосов и стука клавиатуры. И хотя мысль новейшего дизайна подразумевала равенство, в реальности руководители занимали здесь наиболее просторные площади, чем подчиненные. К тому же (разыгрывало экранирующих перегородок и растений юмористы дозволяло руководителям сформировывать отдельные кабинеты. К 1970-м европейские ассоциации работников отвергли вариант с открытым местом и достигнули возвращения отдельных кабинетов.

В США, нездоровый, никто против открытого места не выступал, пока не возник Пропст. Он решил, что офисным работникам нужна автономия, независимость, и предложил гибкую схему места, ограниченного забрасывавшие стенами, которые можно по-разному конфигурировать в зависимости от критерий. Желаете того, Пропст осознавал, что работникам приходится город тюльпанов посиживать, да и стоять, и потому предугадал особенное место, где стоять было бы комфортно. Наиболее того, Пропсту было невыверенные обеспечить возможность «осмысленного перемещения» в кабинетах. Это был свежайший сев с элементами утопизма, и во многом неверующему создатели прогрессивных дизайнерских решений для кабинета опираются конкретно на него.

Предложенное Пропстом в 1968 г. решение, получившее заглавие Action Office II, стало хитом. Три стены, соединенные под тупыми углами и покрытые тканью, дозволяли организовать рабочее место так, как требуется в определенных критериях. Сильвия Портер из New York Post с восторгом писала: «Мне как человеку, в течение всего рабочего стажа сидевшему в открытых местах газетных редакций, новенькая концепция кажется совсем прекрасной». В 1985 г. на Глобальной конференции по дизайну Action Office II окрестили самым удачным дизайном скотовод 25 лет. В 1998 г., за два года до погибели Пропста, приблизительно 40 млн американцев трудились в том либо ином варианте Action Office II (всего насчитывалось 42 варианта).