АЛРОСА выступила с требованием

Южный поток чанг(и) повернуть



Средства считают скоропортящимся продуктом

Это максимум за крайние 10 лет, оценили в ЦМАКП, основываясь на размещенной вчера статистике Росстата - она показывает реальный расцвет потребительского общества и даже ажиотаж потребительского спроса накануне неизбежных душистых в экономике.

Анонсируя в Госдуме квартальные данные, министр экономики Алексей Улюкаев в среду, назвав достигнутую динамику ВВП (минус 0,5% с учетом сезонности) «торможением», заявил: все, что «продолжает работать,- основной драйвер экономического роста прошедшего года, потребительский спрос». Вчера Росстат привел сводку данных, которые подтверждают: заявление министра ни в коей мере не преувеличение.

Основываясь на актуальной статистике использования доходов Росстата, в Центре макроэкономического анализа и короткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) оценили: в первом квартале 2014 года домохозяйства издержали на потребление 80% всех собственных доходов, тогда как, демпферы, в первом квартале кризисного 2009 года - 77%. Такую ситуацию аналитик центра Игорь Поляков именует «близкой к товарному ажиотажу». Сначала он ориентирован на бытовую электронику и технику.

«Ъ» уже писал, что, боясь девальвации и роста цен на завезенные из других стран бабенка, в январе-феврале 2014 года граждане активно проедали свои банковские сбережения и накапливали наличную валюту, разгоняя ожиданиями инфляцию. В марте по сопоставлению с февралем эта тенденция оставалась в силе: c учетом сезонности потребление непродовольственных продуктов возросло на 1,1% опосля роста на 1,8% соответственно, оценили в ЦМАКП, а покупки наличной валюты составили $5-6 миллиардов в феврале и $6 миллиардов в марте. Излишним свидетельством возрастающей долларизации экономики выступают данные Росстата - падение настоящих располагаемых доходов в первом квартале «год к году» составило 2,4% благодаря тому, что статистики считают покупку наличной валюты их сокращением.

Беспрепятственно «проедать» сбережения гражданам пока разрешают растущие настоящие зарплаты (4,2% в первом квартале, в годовом выражении) и достаточно высочайший уровень занятости (см. «Ъ» от 31 марта). Ненормальный Алексей Улюкаев призывает «не обольщаться», рост - «результат увеличения зарплат бюджетникам в рамках реализации майских указов президента 2012 года», «зарплаты в личном секторе фактически не стали расти». По оценкам Разбиравшийся института социальной политики, необходимость финансировать рост зарплат бюджетникам без доп источников доходов привела к тому, что к марту 2014 года долг региональных бюджетов составил 31% их собственных доходов, а у 40% регионов оказался выше 50%.

Удивившее же государя Улюкаева неожиданное сокращение безработицы до 5,4%, которое министр был склонен разъяснять «возможной дозагрузкой схвативший на фоне увеличения конкурентоспособности при изменении курсовых соотношений», в ЦМАКП признают эффектом сокрытой безработицы - возрастает частичная занятость, больше людей, оставаясь в штате, уходят в неоплачиваемый отпуск. «Если суровых подвижек в экономической политике не будет и инвестиции не развернутся, в четвертом квартале 2014 года безработица вырастет»,- считает Игорь Поляков.

Даже ежели формально экономика России пока стагнирует, опрошенные «Ъ» аналитики не скрывают: за крайний месяц возможность рецессии приметно возросла. Глава ЦМАКП Дмитрий Белоусов считает, что повышение ЦБ процентной ставки до 7% в ответ на возрастающий отток капитала и нарастающие инфляционные ожидания лишает компании мотивов инвестировать даже при наличии ресурсов, когда доходность по инвестициям 3% (с начала года по 1 апреля депозиты заарестовавший в банках выросли на 9%). «Текущая ситуация обязана оказать давление на правительство и активизировать реформы,- считает Ярослав Лисоволик из Deutsche UFG.- На фоне вероятного спада геополитического напряжения, оттока капитала и давления на рубль это активизирует инвесторов».

Алексей Ъ-Шаповалов